Комментарии

 

Ольга – признаннный поэт, член международных  поэтических обществ и обладательница многочисленных международных наград:  “The best poems and poets”, “A Woman Who sets the Standard” , “Editor’s  Choice Award”, обладательница литературной премии имени Адама Мицкевича, Амбассадор международной поэзии, лауреат конкурсов “Пушкинская лира”, “Серебряный Дюк” и многих других . Ей посвящено множество стихотворений, написанные поэтами из разных стран. Ольга выступала с поэтическими концертами и спектаклями в разных штатах Америки и её поэзия печаталась во многих журналах и газетах, звучала на радио и ТВ.

Поэзия Ольги – это редкий сплав философии и красоты, который напоминает Серебряный век российской поэзии начала XX века с его фиксацией  на yникальность и красоту человеческих эмоций и окружающего мира… Поэзия Ольги напоминает, что в основе всего сущего было и есть Слово, a поэзия, как его воплощение , может оказать влияние на индивидуального человека, изменить его мировосприятие, как это не кажется утопичным сегодня. Слово Збарской созвучно самой красоте, которая присутствует и в людских душах, и в реальной жизни, ее поэзия напоминает о нашей причастности к мирозданию, которое живет по законам гармонии и красоты. Поэтический язык Збарской утончен, красота ее метафор удивляет. Ритм вызывает ассоциации с музыкой барокко своей изящностью и в тоже время мощью ассоциативного строя, возникающего в ответ на поэтические  образы.

 

Елена Димова, Ph.D., Литературный критик, редактор портала «Современная российская литература», Университет Вирджинии


 

Погрузившись в изумрудный мир Ольги Збарской, я обнаружила отнюдь не только изумруды. Это богатый, многоцветный мир ищущей, думающей, интеллектуальной личности, в которой бродит дух гамлетизма, где под одним кровом уживаются “да и нет”, где “тесно на ветру, свободно в клетке. А через миг и клетка не мила”. В отличие от километров стихослагательных опусов некоторых авторов, где наличие мысли и образности выражения (что, собственно говоря, и составляет суть поэзии) сродни известному иносказанию о поисках чёрной кошки в тёмной комнате, стихи Ольги Збарской запоминаются зримостью и зачастую неожиданностью образов (“На небе распластался зодиак/подобно яйцеклетке мирозданья…”; “Из памяти гоню, как насекомое стоп-кадр, где отрекаюсь от себя…”) и термоядерным интеллектуальным посылом, которому задают тон мысли, выловленные из голов ушедших мудрецов, которые Оля использует в качестве эпиграфов к каждому стихотворению. Надо сказать, что оформление книги выполнено мастерской рукой “В альянсе душ художника с поэтом, в богеме повенчавших слог и штрих”. Лирическая героиня Ольги Збарской плывёт по жизни “страдательным причастием”, исполняя по ходу стриптиз души, раздираемой страхами, неслагаемости, любовными сальто, переливающейся в принадлежащем только ей зелёном мире “мечты, созвучий и реприз”. Счастливого ей плаванья!

Инна Богачинская, поэт, журналист, переводчик


 

До её стихов руки дотянулись не сразу… Но когда всё же я решила полистать сборник, то не смогла оторваться, пока не “осушила” его от корки до корки. Вот уж поистине “лицом к лицу лица не увидать”! Как профессионалу и личности, не обделённой искрой творчества, мне было ясно: дар Збарской — уровня Цветаевой! И сам этот факт… оглушал! В поэзии Ольги были эмоции, смысл, форма. Неожиданные эпитеты, свежие сравнения, метафоры, способные вытянуть из памяти целую череду ассоциаций — исторических, литературных и просто лично пережитых. Когда ритм пробуждённых душевных вибраций попадал в резонанс с вибрациями души поэта, то амплитуда эмоций просто зашкаливала! А главное, что, читая стихи Збарской, я чувствовала себя настоящим гурманом, способным наслаждаться не только видом, вкусом и ароматом “авторского блюда”, но и самыми деликатными обертонами “ингредиентов”.

Нелли Вингардт, литературный редактор, издатель


 

 

Писать о поэзии всегда сложно. Каждый чувствует в поэтических строках что-то свое, пусть иногда и не соответствующее авторскому.
Прослушав музыкально-поэтическую композицию «Мой изумрудный мир» попадаешь в плен поэтических строк Ольги Збарской, чему не мало способствует и прекрасная музыка Игоря Морозова. Созданное этим дуэтом произведение продолжает лучшие традиции южно-российской (одесской) поэтической школы 20-х годов ХХ века, что дает полное право уже сегодня ввести имя Ольги Збарской в пантеон славы одесской поэзии.

Эдуард Амчиславский,  главный редактор газеты «Одесскiй листокъ»  (Сан-Франциско), Нью-Йорк


 

“По ту сторону добра и зла…”

Ольга Збарская… Не новое имя в созвездии поэтов: Можно, и, конечно же, нужно говорить о ритме стихов, сопоставлять пропорции формы и содержания, спорить, уточнять смысл образности в ее стихах, только не потерять бы саму поэтессу, которая рано или поздно воскликнет: “О чем Вы?”. И будет права, поскольку за массой увеличительных стекол не видно главного.

Мир Ольги приоткрывается нам не в поисках красоты сказанного, а в глубине ее мышления, в проникновении в философию человеческого бытия. И вот строчки, которые проникают в глубину сознания, вызывая ассоциации, заставляя примерить свои чувства к изначальным параметрам человеческой сущности:

Порой любовь за душу не в ответе:
Игра на жизнь, изодранную в клочья,
Сперва, шутя, раскрасит в междометья,
Затем, скуля, поставит многоточье….

Мне кажется, что трудно более точно очертить сущность человека. Но нет ничего невозможного для поэтессы, которая, несомненно, находится за чертой, отделяющей мир существующий от мира абсолютной истины. Такое проникновение в глубину человеческого “я” даже пугает своей реальностью. Но возникают вопросы. Какие идеи мирозданья являются для Ольги основополагающими? Что определяет ее неистовый вызов бездуховности? В чём она видит свое призвание? Ответ мы находим в ее стихах. Этот ответ, на первый взгляд, странен. Так и хочется его оспорить. Но первый порыв проходит, начинаешь анализировать, сопоставлять и убеждаешься, что Ольга права. Настолько права, что мороз пробегает по коже от способности поэтессы прямо-таки вжиться в душу, а не просто обратить внимание на рифму или способность образно представить свое видение. Перед нами мир не одной Ольги. Это мир творческих людей. Это их беда и боль и, конечно, счастье.. Как назвать этот странный клубок? И Ольга называет просто: “созвездие одиночеств”.

Нам, узникам анафемы, пришлось,
Стать жертвами немого приговора:
Бродить по сцене жизни только врозь,
Актёрствуя в отсутствии суфлёра.

И ликовал, безумствуя, народ,
И долго ждал с завидным постоянством
Когда без сил скривлю в улыбке рот,
Мурлыча дифирамбы в реверансе

Всем тем, кто, растворившись в суете,
Остался за пределами созвездия,
Завидуя духовной наготе
Избранников безмолвного возмездия.

Я знала, что продолжу этот путь –
Мечтала, укрываясь от сомненья,
Апостолом тринадцатым примкнуть
К тому, кто одиноким был с рожденья,

Но он вдруг сам услышал голос мой,
И в суете несбывшихся пророчеств
Забрал меня и тех, кто был со мной
В созвездие духовных одиночеств…

Что можно сказать? Это не мир, окрашенный в розовые или изумрудные тона. Это мир людей, переступивших грань добра и зла. Он принадлежит лишь тем, кто отмечен печатью неординарности и вечного поиска!

Писатель Павел Мацкевич,  главный редактор литературного журнала  АВЕ – Украина


“Изумрудный Мир Ольги Збарской”

Прочитав книгу Ольги Збарской “Мой изумрудный мир”, состоящие из стихотворений, которые отчётливо отражают все стадии и вехи её пути в поэзии и проанализировав прочитанное, я пришёл к мысли, что “истины” и “открытия” в её стихах приходят к ней в минуты озарения, как бы диктуемые свыше Властью Верховного интеллекта… Однако, поэтесса сама распоряжается своим талантом, являясь в некотором роде хозяйкой открытых, найденных, добытых ею истин, несущих на себе печать своей индивидуальности, авторства, быть может, не меньше, чем было у Творца Мироздания, когда он создавал человека, в простую глину вдохнув живое дыхание…
Творчество Ольги Збарской не сводится только к абсолютному слуху – умению услышать Вечность сквозь шумовые помехи бренной суеты обыденности. Я думаю, что создаваемые автором поэтические картины рождаются, потому что, говоря устами Л.Н. Толстого:”Царство Божье внутри нас.” Творчество Ольги Збарской страстно, субъективно, исповедально… Она пишет то ли “под диктовку свыше”, то ли о том, что есть в ней самой, что приобретено ценой интеллектуального и эмоционального опыта… Её слова имеют душу. Чтение её книги – это собеседование, взаимопроникновение душ, для которых нет пространства и времени…
Возможно, что у некоторых читателей может возникнуть непонимание, несовпадение в восприятии, но душа, одухотворяющая слово, не умирает. Она продолжает страдать, хранить нежность, истязать себя сомнениями, жаждать идеала и обретать его…
Поэтическое слово Ольги Збарской – свидетельство того, что самоуглубление есть самовосхождение, и потому её души в словах ровно столько, сколько затрачено труда и душевных сил.. Я желаю каждому читателю книги, чтобы его “личная вечность” была такой же многогранной и счастливой….

Заслуженный деятель искусств России,  режиссёр, киносценарист Алексей Саблин,  Париж-Берлин-Москва


Ольга Збарская – талантливая молодая поэтесса, обладающая редким поэтическим даром гармоничного равновесия чувствительности и драмы. Личность Ольги, её богатое поэтическое воображение особенно проявляются в таких произведениях как “Гонец моей души,” “Созвездие одиночеств”, “Страх”, “Мой изумрудный мир”. Ольга Збарская использует современные методы для создания поэзии с очень сильным эмоциональным воздействием, и это делает её уникальной и неповторимой…..

Композитор, скрипач Филипп Квинт, США


Cборник стихотворений Ольги Збарской “Мой изумрудный мир” –неожиданный драгоценный подарок современному читателю. Самое поразительное в нём – это то, что слова, которые мы ежедневно произносим, делаются неузнаваемыми, облачёнными в тайну, рождающими неожиданный отзвук в сердце. Голос Ольги Збарской – это один из редчайших голосов современной русской поэзии. Чувствуется, что поэт Ольга Збарская прошла через ряд сильных воздействий предшественников, жизненных потрясений и внесла в свою поэзию страсть души и беспокойное любящее сердце. Рифма Збарской крепка, нова, невычурна, ненавязчива. Её стихи заставляют размышлять о силе любви и о месте человека в космическом пространстве….

Писатель Марлен Глинкин, Германия


Сборник поэзии “Мой изумрудный мир” – настоящий венок сонетов с быстрой и легкой, как в калейдоскопе, сменой своеобразных, красочных образов, как например: “И лишь луна – серебряным- по черному мне предвещает, колдовскую ночь…” или: “Бегонией взлелеянной струюс по зарослям железа и бетона”.
У автора самобытный поэтический почерк. Хотя поэтесса – “приверженка классического стиля”,как она сама это утверждает, у нее очень смелое обращение со словами: в ее лексике множество современных и научных терминов, а также знаменитых имен, уходящих вглубь истории вплоть до древней мифологии. Это свидетельствует о высокой эрудиции Ольги Збарской. Она следует творческому кредо Анны Ахматовой, которая считала: поэт должен быть “распахнут настежь”, чтобы читатель мог его понять. И это видно на каждой странице сборника: “Я душу оголяю как в стриптизах:..” “Рассеиваю душу, словно споры” и т. д. “Мой изумрудный мир:” – книга о сильных чувствах к людям, к природе и ко всем проявлениям жизни, которую автор любит и ценит.

Поэт Евгения Димер, США


Поэтический мир Ольги Збарской причудлив и разнообразен. Впервые я услышала её стихи в 2001 году и отметила “собственный голос”. Я удивилась философскому отношению к жизни, её космическому восприятию у этой совсем ещё молоденькой, красивой и хрупкой женщины. Потом читала её новые стихи, вслушиваясь в их музыку, радовалась неуёмному желанию автора совершенствоваться. С большим удовольствием работала над записью диска новых поэтических произведений Ольги Збарской. Надеюсь, это был не последний проект. Желаю Оленьке долгой, интересной творческой жизни.

Актриса Елена Строганова, США


Стихи Ольги Збарской я воспринимаю, как некое театрализованное действо. Я в зале. Сейчас поднимется занавес, и меня перенесут в волшебный мир музыки, света, красок и той сказки, которая в театре всегда возвышается над зрителем, в отличие от киноэкрана, втягивающего его в своё пространство. Поэтому пространство театра – это пространство сна, а не псевдо-яви. Сотканное из изысканных декораций, оно не конкурирует с реальностью, но делает акцент на эстетической условности.

Стихи Ольги сделаны именно в этой стилистике театрализованной вселенной – мира без четвёртой стены.

Я уношусь в далёкие века –

Передо мной окрестности Турина,

Владенья Боргезе, а в них – Полина

С маэстро… Страсть дамасского цветка.

Я уношусь в далёкие века,

 

Чтоб ощутить мучительный недуг

Божественно – безумного Николы

С враждебной безысходностью крамолы

И демонской неистовостью рук,

Чтоб ощутить мучительный недуг.

 

Я прошлому, увы, принадлежу

Безудержным пассажем Дон Жуана,

Что Амадей – таинственный и странный –

Создал. Над тайной смерти ворожу.

Я прошлому, увы, принадлежу.

 

Я прошлому, увы, принадлежу

Одним мазком галантного повесы,

Посмертно коронованного прессой,

Что отдал жизнь холсту и кутежу.

 

Я прошлому, увы, принадлежу.

Художница по натуре (живопись является одним из её увлечений), Ольга также и прекрасный декоратор. Я присутствовала на её спектаклях, которые она не только ставила, но и оформляла сама, включая костюмы, декорации и освещение. Эти таланты органично переплелись в её поэзии, эстетическая декоративность которой для меня несомненна. Вынутые из контекста обыденности, чувства её героини поднимаются до уровня возвышенной трагичности, свойственной драматическому действу.

 

Малиновых свечей безмолвные упрёки.

Безвкусная любовь, намеренный разрыв.

Канкан бездомных чувств, оборванные строки…

Осмеянный трюкач, предчувствующий срыв,

 

Без доступа ко снам… Терзается пространство

Сравненью отдана неравность величин

Неистовости чувств и лжи непостоянства

Восторженных минут… Без видимых причин

 

В её стихи уходишь, как уходят от быта, от усреднённости чувств, от современного упрощенного подхода к отношениям. Это поэзия пафоса, свойственного дворцам и музеям, эстетика которых существует сама по себе, вне городской суеты, и посему драматическое их одиночество – в невозможности изменить мир обывателя, разглядывающего их архитектуру, но не проникающегося её духом.

 

Стоячий воротник из белой пены,

Унизанное жемчугом запястье

И голос упоённо-сокровенный —

Залог бурбоно-габсбургского счастья.

 

Кареты золотые, мулы, стража.

Четырнадцатилетнюю инфанту

Везли в Париж, как будто на продажу,

Залогом, пылкой спутницей, гарантом.

 

Сейчас ей двадцать. Больше? Голос крови.

В шестнадцатый попал. Год? Двадцать пятый.

Так кто же я? Не Бекингем? Людовик?

Так вот же он… Всё спутал сон проклятый.

 

Ольга не повествует. Она воспевает. Воспевает всё – от невзгод до красоты. В её строках угадываются и жест, и ритм, и интонация воспевающего. И сама лирическая героиня, и её переживания и мысли становятся предметом эстетики, чистого искусства, и только в этом качестве и существуют на страницах её фантасмагорического мира, возведённого НАД залом и зрителем, и предназначенного для того, чтобы на его подмостки не поднимались, но восходили.

Ольга Збарская частый гость нашей «Гостиной» – литературно-философского журнала, чьи двери и окна открыты творческой мысли русской интеллигенции вне зависимости от места обитания ( www . ulita . net ). Особый воздух «Гостиной», ее аромат, привносится такими творчески разносторонними людьми, как Ольга, чья внешняя и внутренняя красота составляют гармоничное целое и привлекают так много интересных и талантливых людей к этой легкой, изящной женщине-девушке, почти Дюймовочке. Стихи, живопись, музыка, журналистика… Порой кажется, что имеешь дело с Музой. Появление Ольги всегда связано со светом, вдохновением и – редкостной добротой. Удачи тебе, Олечка!

Вера Зубарева,  поэт, профессор Пенсильванского Университета, США
 


 

В стихах Ольги Збарской находишь ту гармоничную, влекущую к себе многомерность, которая побуждает читающего, ищущего человека к постижению духовного мира автора, вызывает желание разглядеть характерные черты этого лирического пространства и понять его как целое. Но тем-то настоящая стихотворная речь и хороша, что её невозможно исчерпать до конца ни в смысловом измерении, ни в измерении чувств, как невозможно до конца постичь миропорядок. В восприятии истинной поэзии, как в исследовании Вселенной, случается достигнуть только очередного предела понимания. Но для чуткой души каждое такое прозрение – маленький праздник. Стихи Ольги являются именно таким располагающим к сотворчеству приглашением к Открытию.      

   Ростислав Дижур,   поэт, писатель, США,