Изумрудный Мир Ольги Збарской

Olga_Zbarskaya-001Версия Для Печати

(Журнал “Соотечественники в Америке”, Октябрь-Декабрь, 2014)

Открытие поэзии Ольги Збарской произошло для меня совершенно внезапно. Так получилось, что встреча с человеком предшествовала появлению ее поэзии в моей жизни. Сразу подумалось: какая необычайно светлая, одаренная, красивая личность. А потом пришла долгожданная посылка с книгами и состоялась моя встреча с ее поэзией.

С первого же момента возникло ощущение большого и необычного таланта, который захватывал, закруживал вихрем метафор и эмоций, удивительных рифм и музыкальностью ритма. Красота, которая, казалось, растворена в ее поэзии способна согреть душу, успокоить, утешить. Захотелось понять, в чем же феномен поэтического дара Ольги и его воздействия, так появилась идея этого интервью – попытаться раскрыть некоторые грани этой чрезвычайно одаренной личности, американского ученого и русского поэта Ольги Збарской. Ольга – автор сборников стихов «Формула везения’, «Мой изумрудный мир», «Вечность перемен», «Лунный Эскиз» и др. Её поэзия была записана на дисках в исполнении актёров Елены Строгановой, Алексея Емельянова, Рустема Галича, и др. (музыка Игоря Морозова). Многие актёры выступали с её поэзией в разных странах. Ольга Збарская родилась в Одессе. Она живет в Нью-Йорке с 1996 года, здесь завершилось формирование ее поэтического дара и реализовался большой творческий потенциал. Ольга Збарская – доктор наук, академик и исследователь в области креативного решения проблем и потенциальных возможностей личности. Др. Збарская работает в одной из крупнейших компаний Нью-Йорка директором Отдела анализа, исследований и подготовки, и читает лекции по творческому мышлению, активизации мозга и развитию потенциальных возможностей личности. Книга Збарской «Embracing the Odds. A Guide to Creativity from Making Breakfast to Leading a Company» рассматривает сложные проблемы творчества, как особой формы мышления и раскрывает основные механизмы творческого мышления во всех сферах жизнедеятельности. В своей книге она делится и собственным опытом осуществления творческих проектов, включая издательство книг, запись компакт дисков, постановку спектаклей, организацию концертов, радио и телеинтервью с точки зрения целостного воспроизведения ее концепций. Olga_Zbarskaya-003Исследования Збарской обобщены в разработанных программах, направленных на генерацию новаторских идей, ассоциаций и воображения, которые могут значительно повысить способности администраторов оригинально мыслить, внедрять новшества и решать проблемы. Были разработаны оригинальные программы по практической активизации мозговых центров, отвечающих за творческое мышление и ведущие к принятию наиболее оптимальных решений. Збарская проводит подробный анализ процессов головного мозга, отвечающих за механизмы, связанные с различными этапами творческого процесса, включающего подготовку, инкубацию, освещение и контроль. Др. Збарская объясняет почему только благодаря работе обеих полушарий головного мозга и тесной связи между ними человек способен креативно мыслить, предсказывать ход событий, генерировать оптимальные решения на основе логики, анализировать причинно-следственные связи, импровизировать, противостоять стереотипам и переносить знания из одной сферы деятельности в другую. В то же самое время для Ольги Збарской поэзия всегда была первичной. Она признанный поэт, член международных поэтических обществ и обладательница многочисленных международных наград: “The best poems and poets”, “A Woman Who sets the Standard”, “Editor’s Choice Award”, обладательница литературной премии имени Адама Мицкевича, Посол международной поэзии, лауреат конкурсов «Пушкинская лира», «Серебряный Дюк» и многих других. Ей посвящено множество стихотворений, написанные поэтами из разных стран. Ольга выступала с поэтически ми концертами и спектаклями в разных штатах Америки, и её поэзия печаталась во многих журналах и газетах, звучала на радио и ТВ.

Olga_Zbarskaya-007Поэзия Ольги – это редкий сплав философии и красоты, который напоминает Серебряный век российской поэзии начала XX века с его фиксацией на уникальность и красоту человеческих эмоций и окружающего мира. Одно из ее стихотворений носит название «Мой изумрудный мир». Это мир, где царит гармония, мир «на грани мечты и действительности». Я не случайно попросила ее прокомментировать одну из моих любимых цитат Федора Достоевского «Красота спасет мир». Это вопрос, который чрезвычайно интересует меня: способно ли эстетическое начало превозмочь хаос, способна ли категория «красота» противостоять вызовом жестокого времени и изменить хоть что-нибудь в жизни, которая часто идет наперекосяк, иногда по абсолютно безобразной дороге с рытвинами и следами от бомб? Поэзия Ольги напоминает, что в основе всего сущего было и есть Слово, a поэзия, как его воплощение, может оказать влияние на индивидуального человека, изменить его мировосприятие, как это не кажется утопичным сегодня. Вспомним, что слово Достоевского о сострадании напомнило людям о Боге, пусть не сразу, но изменило многие души. Неслучайно, что курс лекции профессора Эндрю Кауфмана об этике Достоевского успешно адаптирован для малолетних правонарушителей в Вирджинии. Твердое слово правды Солженицына в конце концов преодолело ложь жестокого режима. Слово Збарской созвучно самой красоте, которая присутствует и в людских душах, и в реальной жизни, ее поэзия напоминает о нашей причастности к мирозданию, которое живет по законам гармонии и красоты. Поэтический язык Збарской утончен, красота ее метафор удивляет. Ритм вызывает ассоциации с музыкой барокко своей изящностью и в тоже время мощью ассоциативного строя, возникающего в ответ на поэтические образы. Один из поклонников Ольги выразил так свое мнение о её поэзии: «Спасибо за трепетную нежность ко всему живому; за способность к возвышенным человеческим отношениям».

Это и есть, по-моему, главное поэтическое достижение Ольги Збарской – способность вызвать ответное живое чувство у читателей, чувство сопричастия к красоте мира.

– Ольга, у меня традиционный вопрос: когда Вы начали писать поэзию?

Olga_Zbarskaya-005– В раннем детстве. Мама играла «Времена года» Чайковского. Вдруг слова стали сами собой просеиваться через невидимое решето и сливаться со звуками. Это всеобъемлющее пространство поглотило моё воображение н постепенно превратилось в мировосприятие.

Я с детства любила литературу. Родители всегда говорили со мной, что называется, литературным языком. В доме была огромная библиотека, вместо мебели – полки с книгами. А ассоциативное и метафоричное мышление всегда было моим кредо. Не зря я занимаюсь исследованиями в этой области.

– Как влияет Ваша научная деятельность на процесс создания стихов?

– Научная деятельность в области психологии мышления оказывает сильное воздействие на творчество в плане эрудиции, психологии, лексики, образности, и методов подачи образов. Я занимаюсь вопросами креативного восприятия и отражения действительности на основе оригинальности, генерации идей, пластичности и подвижности, мышления. Эти процессы прямым образом связаны с поэзией. Но поэзия в моей жизни была первична, а научный интерес появился позднее.

 – Ваша книга (и шоу) носит название «Мой Изумрудный Мир», расскажите, пожалуйста, поподробнее о Вашем мироощущении. Что самое важное для Вас в окружающем мире?

– Для меня важна внутренняя гармония и ощущение причастности. Умение быть благодарным тому, что есть прекрасного в жизни. «Мой Изумрудный Мир»

– название символичное. Зелёный цвет в психологии олицетворяет жизнь, великодушие и спокойствие. Это символ гармонии и роста. В изумрудном цвете жёлтый слегка преобладает над синим. Этот тон зелёного используется в психологии для людей, склонных к панике, клаустрофобии и нервным

срывам. Изумруд хранит неведомую силу. На Руси его всегда считали камнем мудрости и надежды. Не зря от «Волшебника изумрудного города» все ждали чуда и исполнения желаний.

Моя книга и шоу носит название одноимённого стихотворения «Мой Изумрудный Мир», который написан на грани мечты и действительности.

 

Мой изумрудный мир

Есть у сна свой мир
Обширный мир,
действительности странной…

Д.Байрон.

– 1 –

Сумбурности растрёпанных затей

Противовесом томности услада

Бальзам дремоты пафосной Эллады

Что в чай вечерний капает Морфей.

 

И похищают душу до зари

Крылатые служители каприза,

И в изумрудном сне под шёпот бриза

С блаженством заключаю я пари.

 

Чтоб с чувством сладострастия парить

В объятьях похитителей реалий

В том мире, где под звёздною вуалью

Совьёт клубок запутанная нить.

 

– 2 –

Совьёт клубок запутанная нить

Тех лет, где в изумруд наивных вёсен

Вкрапила желтизну тревоги осень,

И где следов сомненья не сокрыть.

 

Где от друзей остались имена,

А от любви – признаний отголоски,

Где счастье в чёрно – белую полоску

Проращивало жизни семена.

 

Ростки одних – триумф, созвучье лир,

Иных – лишь одиночество и тени.

И в этом адском жизненном сплетеньи

Шёл мой любовно – шахматный турнир.

 

– 3 –

Шёл мой любовно – шахматный турнир,

Скрестивший два клинка, две чуждых касты:

Реалий, прародителей контрастов,

И детских снов – мой изумрудный мир.

 

Хотелось в реверансе повенчать

Две веры, но песок скользил сквозь пальцы,

И стала в двух мирах я постояльцем,

Чтоб заново игру свою начать.

 

Амброзию фантазий пригубив,

Я ощутила вкус чертополоха,

Тюльпанный май завьюжила Евдоха,

И раскололся двойственный мой миф.

 

-4-

И раскололся двойственный мой миф,

А я бежала, хлюпая по лужам,

От сморщенных коряг, промозглой стужи,

Бессилие в молитвы обратив.

 

Принять меня, сбежавшую в ночи,

Слетевшую в агонии с насеста

распроданного за бесценок места

раздутым ветром пламенем свечи

 

В зелёный мир – несбывшийся каприз,

Построенный на бархате нюанса,

Пропитанный гармонией альянса

Моей мечты, созвучий и реприз.

 

Olga_Zbarskaya-009Презентация моего шоу «Мой Изумрудный Мир» состоялась в 2005 году в зале Организации Объединённых Наций. В нём приняли участие балет Александра Сизова, актёры Елена Строганова и Рустем Галич, композитор Игорь Морозов, художник Рубен Борэ и др.

– Ольга, в Вашей поэзии сильны интонации Серебряного века русской поэзии. Можете ли Вы назвать, кто Вам ближе всего из поэтов Серебряного века и почему?

– Мне трудно выделить кого-то из гениальной плеяды поэтического ренессанса. Серебряный век великолепен многообразием стилей и художественных приёмов. Мне дороги строки символистов Фета, Брюсова, Бальмонта и Блока; акмеистов Ахматовой и Мандельштама и имажиниста Есенина. Поражает смелость и музыкальность эго-футуристической поэзии Северянина и весомо-грубо-зримые пиццикато Маяковского. В Брюсове нравится экзотичность и эрудиция. Бальмонт пленяет импрессивностью и самопогружением. Фет – мечтательностью. Блок

– чувственностью. Ахматова – психологичностью. Есенин – образностью. Мандельштам – ассоциативностью мышления. Поэзия Серебряного века пропитана духом социальных потрясений и, в противовес тому, стремительным порывом воспеть свободу личности.

К сожалению, художественное освоение и преобразование реальности, романтизм и личностное самоопределение не помогли ни Ахматовой, ни Гумилеву, ни Маяковскому, ни Есенину, ни Мандельштаму избежать трагедии в реальной жизни. Как права была Цветаева, когда написала: «моим стихам, как драгоценным винам, настанет свой черед!».

 – А как происходит «рождение стихотворения»? Что в этом процессе первично – мысль, эмоция, красота?

– Тайна рождения стихотворения заключается в спонтанном акте открытия. Поворачивая калейдоскоп восприятия, я выстраиваю ритмичные узоры, облачая мысль в бальное платье. Мои ощущения проецируются на невидимую плоскость, населённую символами и паузами. Во вступлении к одной из своих сборников поэзии я написала, что поэзия – это ритуал без рецепта. Это ритмичный бисер строк, которые дышат и любят.

Olga_Zbarskaya-011– Известно высказывание Бродского, что в основе его поэзии лежит божественная интервенция языка, «который диктует каждое его поэтическое слово». Могли бы Вы прокомментировать это заявление?

– Бродский считал, что язык – начало начал. Он называл поэта средством существования языка. Лингвоцентрическое мировоззрение Бродского и его тема поэта-пророка как орудия языкового потенциала многократно освящались в литературе. Бродский считал, что язык, звучащий посредством автора, приобщает его к процессу познания закономерностей и решения проблем.

Язык – муза Бродского, которая осуществляет целостное восприятие мира. Поэт руководствуется возможностями языка, но ведь он является и носителем мысли. Наилучшие слова в наилучшем порядке, необычные ассоциации, свежие образы, захватывающий сюжет, музыка и психологизм, в моем понимании, неразделимы в поэзии.

– Музыка и поэзия – каково Ваше мнение о том, как они взаимодействуют?

Olga_Zbarskaya-013– Поэзия и есть для меня музыка. Когда ритмично сотканные фразы создают, по Бодлеру, искусственный рай – никакие инструменты не нужны. Интересным является тот факт, что можно влюбиться в поэзию на незнакомом тебе языке. Мне довелось много выступать в Америке с поэтическими концертами на русском языке. Я была откровенно удивлена тем фактом, что многие американцы, не владеющие русским языком, приходят слушать мою поэзию. Я поинтересовалась у моей постоянной слушательницы, филолога английского языка, что именно заставляет ее приходить на мои концерты. Она обняла меня и сказала: «Музыка и дух не требуют перевода. Ваша поэзия делает меня уязвимой и одновременно дает мне силу». У меня был интересный случай, когда американский переводчик, не владеющий русским языком, переводил мою поэзию.

Он попросил написать дословный перевод моего стихотворения на английский язык, а потом прослушивал его в исполнении русскоговорящих актеров, чтобы прочувствовать музыку. В конце концов, он позвонил мне и признался, что «актеры по-разному передают музыку, а ему необходимо понять авторскую динамику». Он попросил меня прочитать стихотворение дважды. «Теперь все понятно», сказал он и через несколько дней прислал мне один из самых удачных переводов.

 – Ольга, у меня есть парадоксальный вопрос: известную фразу Достоевского «Красота спасет мир» Солженицын прокомментировал: «Мне долго казалось – просто фраза. Когда в кровожадной истории, кого и от чего спасала красота? Облагораживала, возвышала – да, но кого спасла?» Что Вы думаете об этом, о красоте?

– В Нобелевской лекции по литературе? Но ведь он имел ввиду «в кровожадной истории» и, к тому же, добавил, что красота облагораживала и возвышала, а в литературе и искусстве подчиняла даже противящееся сердце. Солженицын надеялся, что истинная, не придуманная красота все-таки прорастет если не могучим деревом всеобщего спасения, то хотя бы порослью приобщения и усовершенствования. Красота – мощный стимул.

– Ваша поэзия метафизична, создает свою вселенную. Какие темы являются самыми важными для Вас?

– Общечеловеческие. Меня так же интересуют вопросы философии и психологии. Я занимаюсь исследованиями в области творческого мышления и восприятия. Человеческие взаимоотношения сквозь призму ощущений, ассоциаций и символов для меня всегда остаются центральным вопросом.

 – Какое место занимает пейзаж в Вашей поэзии? Есть ли места, города, которые занимают особое место в Ваших стихах?

Olga_Zbarskaya-015– Для меня пейзаж- это необходимое составляющее звено для осмысления в поэзии. Функции пейзажа выходят за пределы описания. Пейзаж глубоко символичен и психологичен. Он провоцирует либо состояние гармонии и симметрии, либо стихийности и неизбежности. Суггестивность, синестезия, взаимосвязь временных и пространственных отношений, романтизм, метафоры и бесконечные аналогии, связанные с пейзажем, усиливают эстетическое восприятие, философское мироощущение и глубокий психологизм поэзии. Я родилась в Одессе. Своим профессиональным становлением я обязана Нью-Йорку. И потому побережья Черного Моря и Атлантики занимают особое место в моем сердце. Однако, в поэзии я не только перемещаюсь во времени и пространстве по всему свету, но и создаю собственные миры. Вот несколько зарисовок: 

– Многие Ваши стихи посвящены Нью-Йорку. Что есть понятие «Нью-Йорк» в Вашей поэзии, это – город, образ, мир? Или что-то другое?

– Нью-Йорк для меня – это мир на стыке взаимодействия культур. Здесь живут и работают люди со всего мира. У меня есть друзья из Италии, Австрии, России, Индии, Украины, Гайаны, Аргентины, Тринидада, Японии, Уганды, и многих других стран. Здесь я училась. Здесь работаю, читаю лекции, пишу книги, выступаю на конференциях и провожу исследования. Я недавно закончила книгу на английском языке по исследованию творческого мышления, пластичности мозга, и уникальных человеческих возможностях. Общение с коллегами из разных культур помогает мне жить и творить.

– Ольга, сохраняются ли у Вас литературные контакты с поэтами? Что Вы думаете о «кризисе лирического голоса» в современной российской поэзии, о котором пишут некоторые критики?

– Мне довелось вести передачи «Kлуб интересных встреч» на радио и ТВ в Нью-Йорке. Благодаря этому, я познакомилась с интереснейшими людьми из разных стран. Радио-встречи с творческими людьми велись по телефону. Это давало возможность приглашать интересных собеседников, в частности, поэтов и писателей из разных стран. В результате этих диалогов возникли дружеские отношения с Риммой Казаковой и другими интереснейшими людьми. Я не берусь судить о кризисе лирического голоса в России. Я живу в Нью-Йорке почти двадцать лет. Россия, Украина и Америка претерпела за это время множество изменений в культуре, экономике, политике и мировосприятии. Изменились языковые ценности. Появились новые слова и выражения. Поэзии надлежит отражать не только действительность, но и отношение к ней. Если лирический голос в России в данный момент смещен (надеюсь, не вытеснен) другими направлениями, наверняка есть на это социальная причина. Обычно поэзия ищет новые формы и содержание в моменты социальных перемен. Поэзия переосмысливается в рамках цивилизации и новых терминов. Эпоха диктует видоизменения и переоценку лексики и образов. Стиль языка – будь то концептуализм, метареализм, континуализм, презентализм или вообще стилистическая скомканность или лексическая двойственность генерирует новые образы и изменяет соотношение между этикой и эстетикой. Полистилистика и поэзия исчезающего лирического «я» диктуется переоценкой ценностей, глубинныx связей и ассоциаций.

– И продолжая эту тему: а кто из современных российских поэтов Вам импонирует? Нужен ли диалог писателей на Родине и живущих в диаспоре?

– Бахыт Кенжеев нравится неожиданностью образов. Я выступала в Америке со многими интересными поэтами – Виктором Уриным, Наумом Коржавиным, Павлом Грушко и др. Общение между творческими людьми необходимо.

Всегда полезно расширять мировоззрение и учиться смотреть на мир сквозь разные призмы восприятия. Это способствует креативности и профессиональному росту.

– И, наконец, традиционный вопрос: что Вы думаете о переводе поэзии на другие языки, возможно ли это вообще?

– Я выросла на поэзии

Шекспира в переводе на русский язык. Я считала эти переводы замечательными пока английский не стал для меня вторым языком. Появилась возможность заново открыть Шекспировский гений. Перевод стихотворения может изменить не только детали, но и основную мысль. Поэзия капризна. Имидж формируется из многочисленных составляющих, которые сплетаются в точный узор. Поэзия как мозаика: упустил один элемент – картинка изменилась. Моя поэзия переводилась многими американскими поэтами. Я ни разу не услышала в этих переводах свой поэтический голос. Сравнения, метафоры, и даже образы сохраняются, но музыка меняется. Стихотворение обретает новую форму, ритм, рифму и иногда даже содержание.

Не зря авторские права на перевод принадлежат переводчику, а не поэту. Тем не менее, перевод поэзии играет решающую роль в знакомстве с зарубежной культурой, в частности, литературой.

– Я понимаю, что это очень большая тема и предмет особого разговора, но можно ли в нескольких словах сформулировать как Вы расцениваете место поэзии в современном мире?

– Поэзия – изящество мысли. Это метафоричное пространство, которое дышит и любит. Поэзия- это способ восприятия, познания, отражения действительности. Это также инструмент, развивающий ассоциативное мышление, воображение, и повышающий уровень креативности и пластичности мышления. Посредством поэзии люди получают возможность понять образ мышления и переживания представителей разных культур и эпох. Поэзия помогает переосмыслить собственные переживания и способствует духовному росту. Я не стремлюсь к признанию и не заигрываю с популярностью – просто пишу, по Бродскому,
«с любовью ниоткуда». Я счастлива, что могу поделиться своими мыслями и чувствами сквозь любящее пространство.

 

Елена Димова, Литературный критик,
редактор портала «Современная российская литература»,
Университет Вирджинии

 

* * *

Снежный блюз

Прекрасное должно быть величаво…
А.Пушкин

 

Замёрзших капель нарост ледяной

Вокруг земли хрустальным саркофагом

Поёт теплу хорал за упокой,

Пространство измеряя снежным шагом.

 

Огранку бриллиантовой росы

Вершит мороз, и замирают слёзы

Цветов экзотерической красы,

Застывших как созвездия мимозы,

 

Сверкающих бездонною казной…

Метели ублажают сфинксов снежных,

Облив лилейных эльфов белизной,

Укрыв простор эмалью белоснежной.

 

Склоняясь пред красой озябших муз,

Переводя дыханье ледяное,

Февраль на саксофоне снежный блюз

Играет в храме зимнего покоя…

 

* * *

Омывай полученную обиду не в крови, а в

Лете, реке забвения.

Пифагор

 

Вразвалку по дворам гуляет зной,

Терзая ночь – судилище рассветов,

Горящим ртом глотает воздух лето.

Проспекты, наводнённые листвой,

 

Беспомощны, как хворост для костра,

И небо зрит испуганной волчицей.

За влагой бесполезно волочиться,

Когда царит июльская жара.

 

И вдруг хвалой беспомощным богам

Грохочет гром. Расстроенные струны

Зигзагами шафрановой лагуны

Стремят полёт к печальным берегам

 

И нитью молний вяжут звёздный сноп.

Рыдает ночь с присущим сладострастьем,

И в сердце отдаётся сопричастием

Намокших крон болезненный озноб.