Поэма “Двери в себя или путешествие по бездорожью”

Что присуще человеку, то, – сколько
не старайся избавиться, – при нём и останется…
И. Гёте

Единственный путь избавиться от вашего
горя – это познать себя…
Шри Рамана Махарши

-1-

Двухтысячный. Парижская квартира.
По стенам – книги, а по венам – скука.
Ссыпаю с распростёртого клавира
Оттенки разбивающихся звуков.

Следят глаза с запыленных портретов
За пляской не насытившихся пальцев,
И строки незатейливых сонетов
Гнездятся в мыслях стаями скитальцев.

Ушла… Зачем? Обидеться не смела.
Прикрыла дверь бесстрастно-горделиво.
Напрасно птицей вешнею влетела
В мою печаль. В окно нетерпеливо

Стучится дождь. Приблизиться позволил,
А дальше что? Гульба по бездорожью.
По выжжено – придуманному полю
С никчемно – пробивающейся рожью

Пустых надежд, что с осенью сольются…
Играть. Играть. Игра покоит душу.
Пусть пальцы в чёрно-белое вопьются,
И звуков океан покроет сушу

Немых страниц. Безвременные строки…
Шекспир? Буаст? Из русских кто-то… Кони:
“Свободен в жизни только одинокий”.
И потому исчерчены ладони

Мои грозой, что ссорится, рыдая,
С ветрами и уносится неслышно
Из царства ада в подворотни рая,
Бессмысленно срывая листьев пышность,

Чтоб муками разбуженную лиру
Разжаловать. Диезы и бемоли
Ссыпаю с распростёртого клавира.
Меняя не сложившиеся роли.

-2-

Что жизнь моя? Свободное паденье
Сквозь суету безликого усилья,
Где я лишь центр временных владений
Окружности великого бессилья.

Что жизни след? Бесформенные тени
И вечное стремленье к постоянству;
Непрочность бесконечности ступеней
В безвременье извечного пространства.

Что есть я сам? Бессмысленное рвенье
К оправданности жизни потребленья,
И не стремление к обыкновенью,
И нежелание повиновенья.

Бежать. Бежать, сменив объект раздумий,
Уйти в исток, оставив ветру русло
В весну от зимних неблагоразумий
Стремиться. От эмоций заскорузлых

Бежать. Куда? В иную суетливость,
В трагедию упущенных желаний;
Вычёркивая словом прозорливость
Бесправья в меньшинстве голосований?

Стремить мечты – реалий ответвленья
В нирвану, где любовью заболею.
Что жизнь моя? Свободное паденье.
Лечу. Лечу. И, кажется, хмелею…

-3-

Где я? Месье!? Mon Dieu! Что за тональность?
Видать, Бордо – не лучшее леченье…
Зажмуриться. Сильней. Вернуть реальность.
Постой-ка. Не туда несёт теченье.

Считать до десяти. И… Раз! О, горе!
Видать, уснул на редкость отрешённо.
Ну, ладно, сон так сон. Рассветом вскоре
Меня разбудит утро восхищённо.

Похоже, коридор. Дверей засилье.
Табличка. По-английски? Не припомню.
Не в Лондоне ль? Ах, да, на Пикадилии…
Что ж, дверь как дверь. О, снов каменоломни,

Куда ведёте вы? Что ж, я без спроса
Могу войти: сон мой. Хочу – рискую,
Как поезд, что несётся под откосы.
Во снах я сам сюжет себе рисую.

-4-

Осенний бал. Старейшины Парижа.
Усыпанные жемчугом одежды.
Балета Марлезонского не вижу.
Испытываю странную надежду

Прижать её воспетое величье,
Величество… Прекрасная испанка –
Надменна и горда до неприличья –
Покорность жертвы, смелость интриганки,

Стоячий воротник из белой пены,
Унизанное жемчугом запястье
И голос – упоённо – сокровенный –
Залог бурбоно-габсбургского счастья.

Кареты золотые, мулы, стража.
Четырнадцатилетнюю инфанту
Везли в Париж как будто на продажу.
Залогом, пылкой спутницей, гарантом.

Сейчас ей двадцать… Больше? Голос крови.
В шестнадцатый попал. Год? Двадцать пятый.
Так кто же я? Не Бекингем? Людовик???
Так вот же он. Всё спутал сон проклятый.

Неужто, Ришелье? Нет. Он поодаль.
Духовник и злодей. Терзает Анну.
Желания министра. Блажь ли, мода ль?
Величие для каждого желанно.

А я-то кто? Мадам Лонгвиль, позвольте,
Фамилию запамятовал всуе.
Ларошфуко? Философ? Соизвольте
Всё объяснить. Сон в руку – но пустую.

Нет, я не пьян? Шучу? Побойтесь Бога!
Я мизантроп, как выяснилось, значит,
Единственно возможная дорога
Пороков зло в добро переиначить.

Сплошные афоризмы? Кодекс? Книги
И музыка? Я снова возвращаюсь
В себя, как есть. Любовные интриги?
Не знаете ль, как часто спотыкаюсь

В делах сердечных? Вы меня отвергли?
Ушли к другому тайно-непричастно…
Мадам Де Лафайет? Все дамы меркли?
А я скучал безудержно? Как часто?

Всегда? Я ни король и ни министр,
И, как ни странно, ни любовник Анны.
Бежать. Бежать. Другая дверь… Hey, mister,
Где я? В великих стенах Ватикана?

-5-

В каком я веке? Память, синьорина,
Меня подводит. Si… Какого чёрта!
Parliamo italiano? No? Bambina!
Что мне ещё добавить к натюрморту?

Узнать бы, кто я … Поп делла Ровере?
Донато Браманте? Кто я, синьоры?
Я скульптор из Флоренции? Культ веры?
Непримиримость нравов и раздоры?

А я-то кто??? Художник неизвестный?
Позвольте??? Микеланджело??? Я – Гений???
Ах, Grazie!!! Поверьте, это лестно.
Но кто посмел кричать? Таких мгновений

Так мало в жизни… Значит, я великий!?
Чудесный сон! Проснусь – переиначу
Всю жизнь свою. Откуда эти крики?
Да кто зовёт? Ах, папа Юлий. Значит,

Всё правда! Почему же нет оркестра?
Преосвященство, prego, здесь автограф
Оставьте для меня, ведь я – маэстро.
Ах, как бы пригодился мне фотограф.

Известно всем, что я ваял Давида…
Понтификом пугать Буонарроти???
Коль знали б вы, какого индивида
Стращаете – на предпоследней ноте

Замолкли бы… Сикстинскую Капеллу??
Ах, вот в чём дело! Год? Пятьсот девятый?
Продолжить? Я прервал? Рука немела?
Ах, лёжа на лесах… Как небогатый?

А женщины? Любовницы, невесты,
Поклонницы, в конце концов. Как нету?
Где видано? Художникам, поэтам
Без муз нельзя. Что значит: нет просвета?

Для них найдём. Собой распоряжаться
Не смею? Не судьба, а грех господний.
Такому сну не должно продолжаться.
Бежать. Где дверь из этой преисподней?

-6-

Темно и тихо. Где я? Под ногами
Ковёр, похоже. Нет, трава, пожалуй.
Не этот раз, не стану я кругами
Ходить. Да что за покрывало

На мне надето? Чётки и браслеты.
Похоже, в роль шамана мне придется
Теперь входить. Чудные амулеты,
Я что в музей попал? Да что там льётся?

Эй, кто там в темноте? Ответь, не бойся!
Язык чужой. Безумное наречье.
(Жрецом меня назвал). Не беспокойся!
Да где же ты, безропотность овечья?

Куда во сне попал я? Что за место?
А век какой? Я слабо понимаю.
Год тысячный??? А это чья невеста?
Моя? Вождя! Что значит, не бывает

Любви у нас, жрецов? Мы что не люди?
Опять не тот пошив. Чего Вы бьёте
Лицом о землю? Просите о чуде?
Что делать мне в таком круговороте?

Придётся в роль входить. Островитяне!
Наш остров Пасхи… Пасхи??? Лоно ссоры?
Одолевают… Инопланетяне?
Ах, просто войны? Статуи с позором

Разрушили враги? А кто их высек?
Вы сами? Как? Конструкции? Расчёты?
Взываю к небу! К предрассветной выси!
Восстановить! И с воинами счёты

Свести! Эй, вождь! (Полинезийский, что ли?)
Готовы ли отпор давать пиро?ги
В субтропиках? Зачем учитель в школе
Нам врал, как указатель на дороге?

Всё спутано. Пойду к вождю. Великий!
Мы ждём, чтоб Боги уст твоих коснулись
Подвигни нас на битву! Что за крики?
Земля дрожит! Ах, варвары проснулись!

Спасайтесь! Кто куда! В пещеры быстро
Бегите! Что за чёртовы страницы?
Уж лучше жить при папах и министрах.
Бежать. Бежать. Зачем такое снится?

-7-

Мне бы в Париж. Устал я. Нет покоя
И счастья нет. Ну, нет. Пожалуй, слишком.
Какой-то миф. Гомеровская Троя?
Я женщина!? Подобные излишки

Мне не к лицу. Прекрасная Елена?
Дочь Леды? Зевса? Не было отбоя
От женихов? Признаний сокровенных?
Царь Менелай? Свирепствуют разбои?

Тринадцатый? Но как? До нашей эры.
Ах, спор богинь за яблоко раздора!
Парис убит? Страдать от кавалеров
Всю жизнь. От непристойных уговоров.

Мой грозный муж сюда идёт? Позвольте.
Где выход? Кто вы, юная богиня?
Как хороша! Эй, стража, соизвольте
Убраться. Это зеркало, разиня!

Никак не перестроюсь. Я Елена!
Пора вернуть Адамово начало.
Быть женщиной. Любить самозабвенно.
Хитрить. Страдать. А дети? Не хватало

Стать матерью. Подальше от кошмаров.
Троянский конь. Война. А где ж восторги?
Хочу домой – в объятия бульваров
И женщин, что вели со мною торги,

Надеясь на взаимность. Где же двери?
Какой-то крик. Бежать. И здесь нет места.
Всё не моё. Во сне одни потери!
Хоть подсказали б звуком или жестом,

В какую дверь войти, чтоб пробудиться
Или познать невиданное счастье.
Устал о клетку снов бесцельно биться
И от судьбы пустой устал отчасти…

-8-

Мне действие, похоже, не поможет,
Ведь от себя сбежать не так-то просто.
Похоже, дверь. Вхожу. Кто я? Вельможа?
Париж, но век не мой. Другого роста

Я здесь. Я карлик. Шут. Ну, не хватало.
Respect de soi. Я вам не игрушка.
Семнадцатый. Бежать. Куда попало
Другая дверь. Похоже, вновь ловушка.

Япония. Я женщина. Сбегаю.
Что здесь? Корабль. Тонет. Я спасаюсь.
Открыть другую. Кто здесь? Я. Рыдаю.
Не важно где. Бежать. А здесь? Я каюсь.

Я нищий здесь. Где дверь? А здесь я гений!
Самоубийство? Нет. Чужая сфера.
Другая. Революция. Броженья?
Другая. Здесь, похоже, быть гетерой

Придётся мне. Отдел по сновиденьям!
Не спят так долго даже под наркозом!
Верните жертву снов в свои владенья.
В реальность. Я страдаю от невроза

И от депрессий. Хватит издеваться.
Хочу в Париж. Домой. К своей подруге.
(Она ж ушла). К другой! Зачем вдаваться
В подробности? Я в сатанинском круге

Застрял. А Вы? Где Ваше состраданье?
Я тонкий человек. Творец. Мыслитель.
Откройте дверь! Да что за наказанье!?
Где выход? Эта чёртова обитель

С ума меня сведёт. Где дверь? Откройте!
Довольны, что попал, как рыба, в сети?
Другой судьбой ладонь мою покройте!
Где главный здесь? Кто за меня в ответе?

-9-

Какой-то свет и музыка. Соната.
Я исполнял её сегодня накануне.
Играют виртуозно – бесновато.
И голос чей-то. Крики. В этом шуме

Не мудрено свихнуться. Может, поздно
Я спохватился. Странные виденья.
Нет-нет. Я сплю. И скука жизни постной
Во мне взрастила плод воображенья.

Фантазии. Не то, к чему стремился,
Но всё равно немного отрезвляет
От глупостей, которыми томился.
Вхожу. Куда? Да кто же это знает?

Я – просто Я… Я это ощущаю.
Старик сидит. Вы кто? Ах, Мастер! Maitre?
А я кто? Просто Я? Предвосхищаю,
Развязка сна близка. Что ж, километры

Тончайших линий на моей ладони
Вы рисовали? Вот как! Ваше право.
Так вы, видать, совсем не посторонний.
Мы из одной, мне видится, октавы.

Из разных? Воля ваша. Дать вам руку?
Что нового на ней? Так вы ж чертили!
Проблемы? Всё при мне, включая скуку.
Исправить? Вы сегодня пропустили

Меня сквозь вехи времени-пространства.
Зачем? Познать себя? Неинтересно.
Сотрите боль с ладони! Шарлатанство?
Любовью замените! Неизвестно?

Тогда продлите линию восторга!
Сеть встреч расширьте. Лучик удивленья
И вектор постоянства. Глупых торгов
Я не веду. Свободное паденье

Пытаюсь изменить. Ускорить, может.
Вы лень, пожалуй, тоже отмените.
И пессимизм… Всё время что-то гложет
Меня. Не знаю, что. Добавьте нити

Какой-то новизны. Не понимаю?
Так объясните. Вы же Мастер судеб.
Проблема в чём? Я сам себя не знаю?
Я Пьер Симон. Musicien. Спорить будем

О том, что очевидно? Просыпаться
Пора мне. Что вы чертите? Удачу?
Зачем мне этот луч к самопознанью?
Какая чушь! Я только время трачу.

-10-

Я дома? France! Париж! Рояль и книги.
Никчемный сон. Ладонь без изменений.
Иль нет. Вот эта линия. Интриги
Сознания. Но где потуги лени?

Святая ложь! Так вот, что мне мешало
И жить и ощущать. Очарованье!
Другое всё. Картины. Покрывало.
Лучи в окно. Так мне не доставало

Восторга? Хоть игра покоит душу –
На улицу! В июнь! Жози… Я плачу!
Играть не буду. Только б не нарушить
Лучей пучок. Всё выглядит иначе!

Светло-то как. Звонить! Жози, послушай,
Ты где? Будь там, прошу. Нет, я не болен.
Я выкупил заложенную душу
В ломбарде снов. Теперь я всем доволен!

Не веришь, жизнь моя? Я буду скоро
Стой там. Бегу. Займёт минут пятнадцать.
Я сам себя не знал тогда. Умора!
Мне на вершины хочется взбираться!

Ну, всё. Я еду. Что ж не отпускаешь?
Не веришь мне? На миг продлить беседу?
У нас вся жизнь. Нет, я здоров, но знаешь,
Я сам не понимал. Всё-всё… Я еду!

-11-

Двухтысячный. Парижская квартира.
По стенам – книги. Греет душу лето.
Ссыпаю с распростёртого клавира
Лучи любви. С восторженных портретов

Следят глаза. Жози ко мне подсела,
Приблизилась с едва заметной дрожью.
Стучится дождь в окно привычно смело,
А мы несёмся вдаль по бездорожью

Других надежд, что в прежние вольются.
Любить. Любить. Любовь покоит душу.
Пусть пальцы в чёрно-белое вопьются,
Гармонии я больше не нарушу.

Заполненные чувствами страницы.
Шекспир? Мольер? Забыл, прошу прощенья,
Но помню суть: познать себя в темнице
Своей души сквозь перевоплощенье

Возможно, коль любовь обогревает.
И, уносясь с ветрами в неизбежность,
Из царства ада в подворотни рая
Я прихожу к тебе, моя безбрежность,

Чтоб чувствами разбуженную лиру
Вобрать в себя. Диезы и бемоли
Ссыпаю с распростёртого клавира,
Играя для Жози любые роли.