Безвременная грань

  Единство – пробный камень истины.
 С. Вивекананда

 

В Одессе минус двадцать. За стеклом январский вихрь смакует пируэты.
В Нью-Йорке – солнце, словно бабье лето, соскучившись, флиртует  с ветерком.
В Одессе – море Чёрное во льду, и до костей пронизывает ветер,
А на Гудзоне к птичьей эстафете примкнул скворец. В Одессе, на беду,

Метель расторгла души проводов, и в трубке безотрадное молчанье…
А на Wall street у Тринити – венчанье. Так что же общего у этих городов?
В Одессе над булыжной мостовой слепой фонарь качается в такт ветру,
А на Бродвей десятки километров огней глядят гирляндой золотой.

Заснеженный одесский буль терьер разнёс сугроб… Ускорил шаг прохожий…
В метро Нью-Йоркском справиться не может с бездомным полицейский офицер;
Их поглощает пёстрый батальон акцентов, жестов, ломаных наречий.
В Одессе на вопрос летят картечью вопросы. По широкой Мэдисон

Мчат, спятив, желтогрудые авто, сбивая с толку, с ног и направленья.
В Одессе, по январскому веленью, акации в заснеженных манто
Покорно спят. Им снится майский бриз – лилейный дождь диковинных соцветий,
А в Central парке в свадебной карете сто орхидей – любви хмельной каприз.

Ты там, я здесь. Хоть мы, как Инь и Янь. Там правит Дюк. Здесь – Статуя Свободы.
Две жизни. Две контрастные погоды. Едина лишь безвременная грань,
Что глупо разделяет города немыслимо жестоким расстояньем,
А мы, переживая содержанье, несёмся по теченью – кто куда.